+ Ответить в теме
Страница 1 из 4 1 2 3 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 37
  1.   #1

    По умолчанию [Прием работ] Конкурс «Западные истории»


    Друзья!
    Во время исследования Западного континента из прошлого всплывали многие истории. Одна из самых интересных — о Гробнице шепотов! Она связана с наследником семьи Байли — Байли Чжишуем. С самого детства с ним происходили странные события, избежать которых было невозможно. Прочитайте рассказ об этом выдающемся герое и напишите завершение для конкурса «Западные истории»!
    Условия
    • Ознакомьтесь с историей Байли Чжишуя на форуме и придумайте ее завершение. Что произошло после ухода командующего? Вернулся ли он для мести? Кто и зачем построил гробницу? Кому в итоге послужила эта величественная усыпальница? Предложите свой вариант развития событий!
    • Используйте монологи, диалоги, описывайте мысли героев. Так ваш рассказ будет выразительнее. Максимальный объем — 9000 знаков (включая пробелы). Плагиат запрещен.
    • Опубликуйте результат в специальной теме до 23:59 мск 5 декабря.
    • Каждый участник может представить на конкурс только одну работу.
    • Вы можете создать тематическое изображение к рассказу, но оно не будет учитываться при оценке истории.
    • Ваш рассказ не должен нарушать правила форума и законы РФ.
    • Представляя работу к участию в конкурсе, вы соглашаетесь с тем, что она может быть использована администрацией в маркетинговых, рекламных или иных целях.
    • Призеров определит команда проекта.
    Призы
    • 1-е место — руна 7-го уровня на ваш выбор и 500 миллионов золотых монет.
    • 2-е место — руна 7-го уровня на ваш выбор и 400 миллионов золотых монет.
    • 3-е место — руна 7-го уровня на ваш выбор и 300 миллионов золотых монет.
    • 4–10-е места — по 200 миллионов золотых монет.
    Мы с нетерпением ждем ваших версий!

    Обсудить


  2.   #2

    По умолчанию

    1310 год по летоисчислению Идеального мира

    В семье Байли, принадлежащей к расе людей, рождается второй ребенок, но его мать погибает при родах. Глава семьи, Байли Фэнцзян, дает ребенку имя Чжишуй.

    Байли Фэнцзян испытывает смешанные чувства, ведь его единственный сын Байли Чэну умер два месяца назад из-за болезни, а сейчас и его невестка отправилась в мир иной.

    Теперь от всей семьи Байли остались только сам Фэнцзян, новорожденный Чжишуй и его старшая сестра Байли Яо.

    'Как ни крути, а роду Байли пришел конец', — так мрачно размышлял Байли Фэнцзян.

    Пока Байли Фэнцзян был занят военными делами, заботу о Чжишуе взяла на себя Байли Яо. Хоть она и была всего на четыре года старше Чжишуя, ранняя смерть родителей заставила ее быстро повзрослеть. Вместе с братом и сестрой рос и приемный сын Байли Фэнцзяна, нареченный Байчжанем. В этом году ему исполнилось 5 лет.


    I. Блуждающая душа. Беспечальное детство

    Незаметно пролетело время, и Байли Чжишую исполнилось 3 года, но он все еще не говорил. Однажды в дом Байли Фэнцзяна пришел странствующий даосский монах, и Фэнцзян попросил его погадать о судьбе Чжишуя.

    Даос пришел к выводу, что Чжишуй — лишь вместилище некоей блуждающей души и в будущем ему суждено отнимать жизни людей. На самом деле, Байли Чжишуй не должен был родиться на свет, но все-таки он появился, отняв при этом жизнь у своих родителей, и далее будет лишь приносить беды окружающим. То, что Байли Чжишуй до сих пор не говорит, — отнюдь не следствие глухоты или немоты, но признак разлада между тремя разумными и семью животными началами его души и неспособности их контролировать. Кроме того, монах определил, что одно из семи животных начал души Чжишуя — 'Скорбь' — обрело собственное сознание, и исправить это уже невозможно. По этой причине монах предложил убить Чжишуя, чтобы тот смог освободиться и уйти на новый круг перерождения, ведь никто не знает, какая судьба его ждет в противном случае.

    Но разве мог Байли Фэнцзян решиться на убийство своего единственного наследника? Вместо этого он попросил монаха сотворить талисман стабильности. Даос вырезал изображение талисмана прямо на теле Чжишуя, чтобы разумные и животные начала его души оставались под контролем.

    После того как монах подавил разлад между началами души, Байли Байли Чжишуй стал проявлять удивительные способности. Очень скоро он заговорил и начал изучать военное дело под началом Байли Фэнцзяна. Да, талисман стабильности не мог устранить причину недуга Чжишуя, но все-таки позволял контролировать блуждающую душу, поселившуюся в его теле.


    II. Покушение. Бесстрашный полководец

    1323 год по летоисчислению Идеального мира

    Однажды во время охоты на Байли Фэнцзяна и Байли Чжишуя было совершено покушение. Сиды, подкупив людских чиновников, узнали, когда они отъедут подальше от дома, и устроили засаду. Ради спасения Чжишуя Байли Фэнцзян отвлек все силы врага на себя.

    Увидев Байли Фэнцзяна, осыпаемого стрелами и ударами мечей, в плотном кольце врагов, Байли Чжишуй пришел в дикую ярость. Талисман стабильности более не мог сдерживать его душу, и одно из животных начал — 'Ужас' — вырвалось на волю, превратившись в самостоятельную личность — Бесстрашного полководца. Бесстрашный полководец устроил безумную резню, не оставив в живых ни единого врага. Его неистовство было так велико, что даже оставшиеся в живых бойцы Байли Фэнцзяна были сильно напуганы.

    Байли Чжишую удалось спасти Байли Фэнцзяна, но к тому времени он уже был серьезно изранен. Весть о бойне во время охоты быстро распространилась, и теперь ни один слуга в доме Байли не смел посмотреть в глаза молодому господину. Видя это, Байли Фэнцзян призвал к себе своего приемного сына Байчжаня, которому доверял больше всех, и поручил Чжишуя его заботам.

    В 1324 году Байли Фэнцзян скончался, а Город слез неба был захвачен сидами. После смерти Фэнцзяна род Байли лишился надежной опоры. Молодой господин был в глазах людей кровожадным безумцем, и некогда многолюдный дом семьи Байли совершенно опустел.

    У честного и бескорыстного Байли Фэнцзяна было много друзей, и после его смерти многие из них, невзирая на слухи, готовы были помочь Байли Чжишую и Байли Яо, однако Байчжань, следуя наказу приемного отца, отправил их к жившему в уединении мастеру меча Мо Жаньюню.


    III. Самоубийство. Безрадостный герой

    Приемный сын Байли Фэнцзяна, Байчжань, повзрослев, стал главой личной охраны отца и отвечал за его безопасность. В день покушения Байчжань выполнял особое задание, поэтому его не было рядом.

    Байчжань был на пять лет старше Чжишуя, и, несмотря на его статус приемного сына Байли Фэнцзяна, Байли Чжишуй всегда относился к нему не как к дяде, а как к старшему брату. В свою очередь, Байчжань игнорировал разницу в возрасте и положении между ними, ведь он вырос вместе с Чжишуем и Яо. Особенно нежные чувства он испытывал к Байли Яо, из-за чего Байли Фэнцзян при жизни не раз подшучивал над приемным сыном. Молодые люди должны были пожениться, но со смертью Фэнцзяна об этих планах пришлось на время забыть.

    В смерти Байли Фэнцзяна Байчжань винил себя и, чувствуя свою вину, не смел взглянуть в глаза Байли Яо. Девушка и рада была утешить его, но не знала, какие слова подобрать. Байчжань же, полагая, что и Яо винит его, отправил ее с братом к Мо Жаньюню и тем же вечером покончил с собой, оставив лишь предсмертное письмо.

    Горе Байли Яо, узнавшей о самоубийстве Байчжаня, не поддается описанию, ведь она могла спасти его, рассказав о своих чувствах. После этого она поклялась, что никогда не выйдет замуж. В предсмертной записке Байчжаня она обнаружила всего три слова: 'Остерегайся Син Цзюньхао'.

    Байли Чжишуй, потерявший еще одного близкого человека, долго стоял на утесе, где покончил с жизнью Байчжань, и всматривался в небо. Начало 'Радость' в его душе окончательно погибло.


    IV. Обучение. Не желающий имени

    1324 год по летоисчислению Идеального мира

    Изначально человеческая раса не имела никакого понятия о воинском искусстве. Люди только и умели, что бестолково размахивать оружием. Но однажды человек по имени Мо Уе овладел первым в мире приемом боя на мечах — 'Мечом неопределенности'. Последующие школы развивали свои техники, но все они почитали Мо Уе, называя его предтечей мечников. Мо Уе основал школу Непревзойденного Меча и за всю свою жизнь воспитал только одного ученика. С тех пор в школе Непревзойденного Меча всегда только один учитель и один ученик и всегда только два меча — один в руке наставника, другой в руке ученика. Эти мечи получили имена 'Отец' и 'Сын'.

    Байли Фэнцзян некогда проявил доброту к Мо Жаньюню, последователю школы Непревзойденного Меча, и в знак своей признательности тот преподнес ему меч 'Сын'. У Мо Жаньюня был ученик по имени Син Цзюньхао, не посвященный в секреты школы. Мо Жаньюнь разглядел в нем жестокость и мятежный характер и отказался взять его в ученики. Однако Син Цзюньхао два дня и две ночи простоял на коленях у его порога, и Мо Жаньюнь нехотя разрешил тому войти. Он не передавал Син Цзюньхао никаких знаний об искусстве боя и лишь учил того спокойствию, отговариваясь тем, что не может взять ученика, пока мечи 'Отец' и 'Сын' не будут вместе.

    Узнав о смерти Байли Фэнцзяна, Мо Жаньюнь был убит горем. Вместе с Байли Чжишуем и Байли Яо, отправленными к нему Байчжанем, Мо Жаньюнь получил письмо Фэнцзяна, в котором тот просил его позаботиться о сиротах из семьи Байли.

    Всего за несколько дней Мо Жаньюнь разглядел в Чжишуе редкий талант. Кроме того, с братом и сестрой к нему вернулся меч 'Сын', и Мо Жаньюнь решил принять ученика. Он призвал к себе Байли Чжишуя и Син Цзюньхао и объявил, что Син Цзюньхао не подходит для обучения искусству меча и учеником станет Байли Чжишуй. Однако если Син Цзюньхао пожелает остаться, то Мо Жаньюнь продолжит учить его. Син Цзюньхао остался с Мо Жаньюнем, но с той поры часто уходил из дома, и никто не знал зачем.

    Мо Жаньюнь относился к Байли Чжишую как к родному сыну, Байли Чжишуй же в благодарность отдавал все силы обучению и вскоре овладел самой сутью искусства меча. Он очень почитал своего учителя и во всем стремился подражать ему. Так в период обучения в его душе погибло начало 'Желание'.

    Мирные и спокойные дни длились три года, но однажды во время медитации Мо Жаньюнь не смог вернуться в реальность и скончался.


    V. Истина. Безгневная речь. Безучастная злость.


    В 1327 году по летоисчислению Идеального мира Мо Жаньюнь скончался.

    Байли Чжишую исполнилось 17 лет, и он стал высоким и стройным юношей. А Байли Яо исполнился 21 год. Она была хороша собой, но из-за тяжелых воспоминаний в волосах ее уже появилась седина.

    После похорон наставника Байли Чжишуй объявил, что будет служить в армии людей, так же как и его дед. Син Цзюньхао захотел отправиться вместе с Чжишуем, но Байли Яо была против этого, так как помнила предсмертный наказ Байчжаня.

    Разумеется, Байли Яо ничего не сказала Байли Чжишую о предостережении Байчжаня, и вскоре Байли Чжишуй и Син Цзюньхао уже поступили на военную службу. Искусного в воинском деле Чжишуя и обладающего незаурядной силой и смелостью Цзюньхао быстро оценили по достоинству, и вскоре Байли Чжишуй получил звание командующего. Байли Яо очень радовалась за младшего брата, но, беспокоясь о нем, заставила его пообещать, что тот не будет слишком доверять людям. Байли Чжишуй был в недоумении, но сестра ничего не объяснила, так что ему пришлось просто дать ей обещание.

    С детства обладая талантом к музыке и танцам, Байли Яо продала часть своих драгоценностей, наняла людей и создала небольшую танцевальную группу, с которой стала давать выездные представления. Куда бы ни отправлялись отряды Чжишуя, туда же выезжала и Байли Яо, устраивая выступления в ближайшем городе. Все знали, что она сестра молодого командира, и всячески ее поддерживали, но тем не менее все трое виделись очень редко.

    Так прошло 5 лет.

    Однажды Байли Яо предложили дать представление в лагере Байли Чжишуя. Исполняя танец 'Опьянение среди цветов', она была подобна небожительнице, спустившейся на землю, и солдаты смотрели на нее как зачарованные.

    После представления Син Цзюньхао, Байли Чжишуй и Байли Яо отправились выпить вина и поговорить о прошлом. Девушка по-прежнему относилась к Син Цзюньхао настороженно, но, поддавшись уговорам брата, немного расслабилась.

    Байли Чжишуй и не подозревал, что Син Цзюньхао уже подсыпал сонный порошок в вино ему и Байли Яо. Когда брат с сестрой лишились сознания, Син Цзюньхао перерезал сухожилия на руках и ногах Чжишуя и передал Яо генералу Ху Линъюню, который давно заглядывался на девушку.

    Очнувшись, Байли Чжишуй понял, что стал калекой, и, потрясенно глядя на Син Цзюньхао, спросил, почему тот это сделал.

    Син Цзюньхао засмеялся: 'Почему? Да потому, что наш наставник любил тебя, потому, что ты отнял все, что должно было принадлежать мне! Если бы Мо Жаньюнь заботился обо мне, стал бы я травить его?'

    Оглядевшись по сторонам и не увидев сестру, Байли Чжишуй спросил у Син Цзюньхао, где Байли Яо.

    Син Цзюньхао расхохотался: 'Твоя сестра очаровательна, и я хотел заполучить ее, но все ее мысли занимал лишь этот Байчжань. Стоит ли мертвец того, чтобы посвящать ему всю жизнь? Она такая же недальновидная, как и ты! Если бы она была со мной, может, мне и не пришлось бы так поступать с тобой. Я годами прислуживал этому старому хрычу Мо Жаньюню, и все рухнуло, стоило тебе заявиться с тем письмом! Ну а если я не могу что-то получить, то это надо разрушить. Как думаешь, почему твоя сестрица оказалась в лагере? Генерал Ху Линъюнь все устроил. Ты, наверно, догадываешься,зачем'.

    Словно громом пораженный, Чжишуй лишь мог повторять: 'Тварь! Тварь!'

    Син Цзюньхао равнодушно отвечал: 'Ругайся, ругайся, что еще теперь остается делать такому ничтожеству, как ты? Знаешь, почему я искалечил тебя? Потому что просто убить тебя было бы слишком просто! Я хочу уничтожить все, что у тебя есть! Так же, как тогда ты поступил со мной! Байли Яо всегда относилась ко мне с подозрением, но ты переубедил сестру и помог моему плану. Ха-ха-ха!'
    Голова Чжишуя раскалывалась от боли, и наконец его ярость вырвалась наружу. Так из его души исчезло начало 'Гнев'. Мысль его превратилась в меч, пронзивший сердце Син Цзюньхао, потерявшего голову от радости. Но после этого меч не исчез и превратил в лохмотья шатер Син Цзюньхао.

    Когда палатка обрушилась, Байли Чжишуй увидел то, что больше никогда не забудет — перед командирской палаткой лежала Байли Яо, перерезавшая себе горло кинжалом. Не в силах сдержаться, Чжишуй издал страшный крик, в котором слышался рев дракона.

    Начало 'Злость' исчезло из его души. Перед глазами стоял образ Байли Яо, исполнившей свой самый горестный танец.

    Стоящие рядом солдаты хотели поддержать Байли Чжишуя, но никто не осмелился приблизиться к нему.

    'Пусть генерал Ху знает — я вернусь', — сказал Байли Чжишуй, повернувшись к шатру Ху Линъюня, после чего поднял на мече тело сестры и, поднявшись ввысь, быстро скрылся с ней вдали.


  3. #3
    Развивающийся StrannikV96 житель Идеального Мира Аватар для StrannikV96
    Регистрация
    18.08.2020
    Сообщений
    22

    По умолчанию

    Заранее хочу сказать что не хотел коверкать "ЛОР" ПВ или что-то в этом роде. Я плохо знаком с грядущим обновлением поэтому из той информации что была выдана сделал свое "альтернативное" продолжение.

    VI. Полет ввысь.

    Байли Чжишуй парил в воздухе ...или летел? Он не понимал, как, но он был в воздухе. Он не понимал, как, он он не чувствовал боли от рук и ног, которые были залиты кровью. Он понимал только, что умирать ему рано- у него остались не завершенные дела.
    Мо Жаньюнь рассказывал о людях, которые достигали состояния бессметного, они избегали смерти, их тело менялось, а душа становилась вечной как Небо и Земля. Для этого надо было знать ритуалы и соблюдать правила вроде сохранения 5 основных органов и сохранение скелета, но Чжишуя не владел такими знаниями. Кто или что могло дать ему "второй шанс"? Ответ был известен давно, он с самого рождения был "неправильным", его животные начала (души ПО) и человеческие начала (души Хунь) с самого начала лишили его нормальной жизни- это стало его проклятьем.
    Байли Чжишуй прошептал: Но это проклятие я использую как благословение.
    Чжищуй стал меняться. Его волосы превращались в перья, кожа покрывалась чешуей, пальцы становились похожими на когти, а на спине выросли крылья. Проклятый ребенок, воин, калека и теперь бессметный. Сколько еще судьба отберет у него и даст взамен? Этого никто не знал.

    VII. Сон генерала.

    Генерал Ху Линъюнь спал в своей постели. Его нельзя было назвать плохим человеком, но и хорошим тоже. Генерал был человеком, который знал свое ремесло, но в тоже время свое желание. Он трудился не столько ради своего народа, сколько для себя, он полностью понимал это и считал должным. Если он добился таких высот, то и награда должна быть подобающей- так он считал каждый раз после славного боя напиваясь до беспамятства, вином которое забрал в качестве "награды" из спасенных селений или засыпая под танцы невольных деревенских красавиц которых он забрал в качестве платы за спасение какого-то старосты. Это был человек, который просто брал от жизни все что хотел.
    За шатром послышался странный звук напоминающий хлопот крыльев и…. хруста веток?
    Генерал встал с постели и осторожно подошел ко входу, слегка дрожащей рукой откинул занавес входа.
    Ху Линъюнь: что за ерунда…
    На улице никого не было, тишина стояла гробовая, все казалось началом какого-то кошмара.
    ???: Кого ты ищешь, уж не меня ли ты потерял?
    Внезапно за спиной послышался чей-то голос. Это был голос девушки о которой генерал постоянно думал и не мог выбросить из головы.
    Ху Линъюнь: Байли Яо?
    Байли Яо: Неужели ты не веришь своим глазам?
    Девушка стояла у кровати где еще недавно спал генерал.
    Она была тем сокровищем которое желал Ху Линъюнь но не мог получить, на пути к сокровищу стояли многие препятствия. Мертвец, которого не могла забыть Яо, молодой командир которому Яо была единственным ближайшим кровным родственником. Это было странно.
    Ху Линъюнь: Это сон? Ты здесь причем одна и вокруг ни души…
    Байли Яо: На это есть причина - Син Цзюньхао.
    Ху Линъюнь: Ааа, так этот змей сдержал свое слово и как-то ухитрился выполнить мой приказ, похвально, его стоит наградить. Но… как же твои брат… или вернее сказать братья, они тебя отпустили или ты их?
    Байли Яо: …. Это уже не имеет значения. Что ты хотел от меня?
    Ху Линъюнь: Я хочу… что я хочу…. Я хочу, чтобы ты стала моей певчей птицей! Точно! Я хочу каждый день наслаждаться твоим видом, твоей песней, твоей красотой. Я сделаю все что бы ты была со мной …я готов на все, только скажи!
    Байли Яо печально вздохнула и затем медленно подошла к Ху Линъюнь, нежно обхватила его лицо и посадила на кровать и затем наблюдая с высоты сказала могильным голосом:

    - Готов на все. Так ты сказал Син Цзюньхао? Ты, циничный генерал, хоть раз в жизни задумывался о других людях и что ты у них отбираешь, какой ценой требуешь заплатить за удовлетворение своих желаний? Сколько спасенных тобой семей умерло с голоду «платя тебе»? Ты спасал жизни, но и так же губил часть спасенных тобой жизней. Ты отдавал приказы но не когда не думал о последствиях или методах выполнения…

    В то время пока Байли Яо говорила ее кожа становилась белой, а на шее появлялся неглубокий разрез.
    Ху Линъюнь упал на пол и попятился в противоположную сторону от призрака. Когда генерал повернулся девушка-призрак исчезла, а на ее месте появилось нечто, напоминавшее человека, но явно не самого человека.

    Байли Чжишуй: Я выслушал тебя и сделал выводы. Прежде чем я вынесу приговор задам тебе три вопроса. Первый- ты узнаешь меня?
    Ху Линъюнь: …..Т-ты… Б-байли Ч-чжишуй.
    Байли Чжишуй: Второй- ты сожалеешь?

    Ху Линъюнь молчал, вернее он пытался что-то сказать но не получалась, голос покинул
    его. Волосы генерала приобрели легкую седину, а в глазах виднелся страх. Он со слезами на глазах пытался дать ответ, но его голос отказывался подчиняться.

    Байли Чжишуй холодным взглядом посмотрел на генерала и затем опустив голову медленно стал подходить к нему. Генерал тем временем сложил руки и стал молиться.

    VIII. Раскаянье и воздаяние.

    Чжишуй сидел на утесе, где покончил с жизнью Байчжань.

    - Интересно правильно ли я поступил….

    Чжишуй не стал убивать генерала. Чжишуй понял, что не только в нем но и в других людях чувства могут брать над человеком вверх и управлять им, но эти чувства не дают право называть его чудовищем и вершить расправу. Чжишуй наказал генерала по-своему. Ху Линъюнь потерял голос, а Чжишуй отнял у него имя и обезобразил лицо, затем оставив его в глухой деревне. Там он начнет жизнь с начала в роли бродяги.

    Шепот: Не волнуйся, ты сделал все верно.

    Это был шепот, он звучал вместе с ветром но Чжишуй отчетливо понимал чьи это были голоса.

    Байли Яо: Я никогда не видела в тебе зверя который способен только на месть- ты мой заботливый брат.

    Байли Байчжан: Хоть мы и не были кровными родственниками но ты всегда относился ко мне как равному, как к брату. Ты справедливый человек- ты мой друг и брат.

    Байли Фэнцзян: Мне говорили что тебя следует убить но я был уверен что оставив тебе жизнь я поступаю правильно, и теперь я убежден в этом. Ты вырос хорошим человеком и сыном.
    - Спасибо вам всем.

    Это произнес Чжишуй но его уже не было на утесе. Он отправился в пещерные небеса(Дунь-тян) проводить все свое время подаренное ему судьбой.

  4. #4
    У наставника u_5490d79689 на дне Реки Малиновок
    Регистрация
    14.11.2019
    Сообщений
    1

    По умолчанию

    Уже почти стемнело. Байли Чжишуй, с сестрой на руках, стремился туда, куда взывала к нему справедливость.
    - Не уберег брата, сестру, приемного отца, я и вправду чудовище, вместилище блуждающих душ и мне суждено отнимать жизни близких мне людей.
    Слезы капали из глаз юноши, скорбь охватила его, но он упорно продолжал идти.
    Наконец, почти к самому закату солнца, он добрался до возвышенности в горах, где была могила его сводного брата Байли Байчжаня.
    Осторожно положив тело сестры рядом, он произнес:
    - Вы любили друг друга, но в жизни вам не суждено было быть вместе, будьте вдвоем хотя бы в смерти.

    Взмахнув рукой в сторону камней и освободив одно из своих разумных начал "Созидание", Чжишуй начал творить.
    Камешки поднялись в воздух, закружились над местом погребения возлюбленных, образуя вихри и затем стали образовывать каменную кладку, складываясь в стены, коридоры, залы.
    Юноша строил гробницу, в память о тех, кого любил и у кого невольно отнял жизни.
    Когда он закончил, на месте погребения сводного брата и сестры стояло величественное здание, поражая своими размерами и великолепием.
    -Я бы хотел сказать: покойтесь с миром, родные мои Яо и Байчжань, но есть еще одно незавершенное дело.

    Генерал Ху Линьюнь отдыхал в своем просторном шатре после очередного похода, когда ему доложили, что его желает видеть один местный житель.
    -Кого еще там принесло? Поздно ведь уже.
    -Ладно, зовите.
    В шатер вошел скромно одетый мужчина в крестьянской одежде и склонил голову в поклоне.
    -Простите, господин, что потревожил ваш отдых, но у меня есть для вас новость.
    - Недавно, в горах что неподалеку, появилось удивительное здание, похожее на дворец, с богато украшенной кровлей, резными колоннами, статуями.
    -Откуда оно взялось я не знаю. Я человек скромный и боязливый и мне страшно входить внутрь одному.
    -Не иначе как боги одарили нас своим посещением. Вы не хотели бы взглянуть на это чудо?

    У генерала загорелись глаза, в них явно читалась жажда наживы.
    -Веди, я хочу это увидеть, если не соврал- получишь награду. Выдвигаемся немедленно.

    К вечеру следующего дня, генерал Ху с отрядом воинов и проводником, добрались до места.
    Увидев гробницу, генерал застыл в восхищении.
    -Не обманул, вот это да, и правда дворец, держи свое вознаграждение.
    Протянув крестьянину горсть мелких монет, он уже собрался входить, как был остановлен тихим голосом:
    -Не нужно, свою награду я уже получил.

    Раздался треск ткани и на месте проводника стоял уже не человек, а огромный дракон.
    Последняя животная ипостась Байли Чжишуя обрела свободу и форму.
    Из пасти дракона вырывалось пламя вместе со словами:
    -За твою подлость и жадность, за все твои злые деяния против людей, я уничтожу тебя и заточу твой дух в гробницу,
    чтобы он охранял дух погребенных здесь дорогих мне людей.

    Генерал Ху Линьюнь не успел даже слова сказать, как был развеян огнем дракона и дух его был заточен в усыпальницу.
    -Вот теперь, спите спокойно, дорогие мои, сказал дракон и взмыл высоко ввысь.

    Теперь каждый может придти и увидеть ее, огромную гробницу, с роскошным убранством и несметными богатствами внутри, добраться до которых непросто.
    Ведь их охраняет заточенный здесь дух генерала Ху, воплощаясь в чудовищ и монстров, появляясь то тут, то там, пугая пришедших и путая им дороги.
    И лишь самые внимательные путники смогут различить тихий шепот иногда:
    -Я люблю тебя, Яо
    -Я люблю тебя, Байчжань....
    Последний раз редактировалось u_5490d79689; 20.11.2020 в 23:58.

  5. #5
    У наставника u_e97380ec5c на дне Реки Малиновок
    Регистрация
    06.04.2016
    Сообщений
    1

    По умолчанию

    Генерал Ху Линьюнь мрачно смотрел вслед удаляющемуся силуэту. Он боялся. Он не мог позволить существовать такой невероятной силе! Быстро оценив ситуацию, Ху Линьюнь закричал:
    - Воины!!! Байли Чжишуй - предатель, убивший верного товарища и ставший причиной смерти собственной сестры! Разве мы должны отпускать предателя?- большинство воинов одобрительно загудели. - В погоню!!!

    VI. Последняя потеря
    Юй Циньлинь медленно брела вдоль крутого склона. Ярко светило солнце, ветер играл нежными белыми перьями в волосах сидки. От ее шагов маленькие камешки то и дело срывались вниз, к древнему порталу, закрывающему вход в старую пещеру.
    Это место волшебства и магии пытались обходить стороной даже животные, но именно здесь росли самые ценные целебные травы. Издавна эта местность называлась горой тысячи шепотов. Никто не знал что находится внутри, но легенды гласили что здесь обитают неупокоенные души. Когда-то, в самом начеле тысячелетней войны , старейшина сидов Цин Фенлин с группой сидов, изгнанной людьми на самую окраину пригодных для жизни земель, обнаружил вход в просторные пещеры и, спасая свой народ от гибели, приказал им укрыться здесь. Долгое время сиды пытались обжить тоннели, но чем дальше внутрь они заходили, тем сильнее влияла на них магия здешних мест. Один за другим сиды теряли рассудок!
    Никто не вспомнит что произошло потом, но самые отважные воины, маги, искатели приключений и мародеры, пытавшиеся взломать печать портала, в один голос говорили что он заперт изнутри.
    Юн Циньлинь хмыкнула и задумалась: наверное и сам Цин Фенлин был нездоров, раз приказал гордому летающему народу спуститься в катакомбы.
    Девушка прошла еще несколько шагов, обогнула склон холма и встревоженно застыла. Под кроной большого палисандра, единственного дерева ужившегося здесь, неподвижно лежали человеческие тела. Жрица испуганно огляделась по сторонам, прислушиваясь нет ли возможной опасности, и медленно приблизилась.
    -Люди?!! Откуда люди так глубоко в землях сидов?. - прошептала она.
    Юн Цинлинь посмотрела на лежащее на земле мертвенно-бледное тело девушки. Одного взгляда было достаточно чтобы понять что та давно мертва. Она быстро перевела взгляд на юношу. Жизнь едва теплилась в его искалеченном теле. Юн Цинлинь подняла руки в исцеляющем заклятии, на секунду задумалась, будто сомневаясь стоит ли исцелять людей, а потом сильная целительная магия полилась ярким светом из ее тонких ладоней. Дар заживлять даже самые сильные раны передался ей от бабушки, однако для этого парня одной магии будет недостаточно. Пройдет еще немало времени, прежде чем он сможет твердо стоять на ногах.
    Когда она закончила, губы Байли Чжишуя зашевелились. Он открыл глаза, с минуту разглядывая прекрасное лицо Юй Цинлинь. Сидка улыбнулась ему, ободряя и успокаивая.
    -Не волнуйся, теперь с тобой все будет в порядке - прошептала Юй Цинлинь.
    Вдруг, резкое движение сзади заставило Чжишуя сфокусироваться на чем-то другом. Но увы, было уже поздно. Стрела, выпущенная генералом Ху Линьюнем, попала точно в цель: девушка безжизненно обмякла.
    Из груди Чжишуя вырвался отчаянный крик.
    Сущность "Надежда" навсегда покинула его душу.
    Теперь там царило лишь одно из оставшихся начал!

    VII. Судьба.
    Байли осторожно опустил бездыханное тело Юй Цинлинь. На его некогда прекрасном лице медленно расползалась широкая безобразная ухмылка. Воздух вокруг него сгущался, впитывая в себя наэлектризированные частицы магии.
    "Шшш... Прооклят, прооклят" - шептали голоса то ли в его голове, то ли доносимые ветром со стороны портала.
    Медленно поднявшись на ноги, Чжишуй неторопливо поднял свой меч.
    Генерал Ху Линьюнь выпрямился в седле:
    -Я так и знал!!! Байли Чжишуй, монстр, убивший собственную сестру, теперь якшается с сидами, нашими общими врагами!
    "Шшш... - зашептал в голове Чжишуя нежный голос Байли Яо, - нельзя доверять никому, брат..."
    Глаза Чжишуя вспыхнули ярким пламенем.
    - Убить предателя! - Генерала указал острием тяжелого копья в сторону юноши и пришпорил скакуна. - В атаку!!!
    Чжишуй двинулся вперед в безумном рывке. Удар меча - и голова генерала отлетела от тела, пронзенного его же копьем. Воины застыли в недоумении.
    "Шшш..." Улыбка на лице Байли расползлась еще шире, дикий хохот вырвался из его груди, и он бросился вперед. Выпад, рывок, еще выпад, и дикие крики... Обуреваемый единственным чувством, тлеющим сейчас в его груди - безумием, Чжишуй размахивал мечом направо и налево, уничтожая всех на своем пути. Темная мрачная аура, похожая скорее на отпечатки множества неупокоенных душ, преследовала и повторяла безумный танец меча Чжишуя. В живых не осталось никого. Собственная судьба наконец настигла Байли Чжишуя...
    Воздух был чист. Не слышалось ни единого звука, лишь ветер по прежнему играл с листвой палисандра да тихий едва различимый шепот звучал из портала.
    "Шшш... - вторил он. - Сюда, заблудшая душа, сюда, шшш... Вместе мы будем едины... Вместе мы найдем покой. Шшш... Мы есть ты, мы есть я... Нас много, но вместе мы одно целое... Шшш.."
    Байли Чжишунь шагнул под темные своды портала. Дикий безумный смех еще раз пронесся над окровавленной долиной и затих.
    Последняя мятежная душа наконец покинула этот мир. На долгие годы портал закрылся.
    Последний раз редактировалось u_e97380ec5c; 21.11.2020 в 14:49.

  6. #6
    У наставника art243 на дне Реки Малиновок Аватар для art243
    Регистрация
    11.04.2019
    Сообщений
    1

    По умолчанию

    VI. Начало конца.
    Месяц спустя..
    После смерти сестры Байли Чжишуй покинул свой родной дом и ушел в заброшенную деревню "Блуждающих лесов" где провел месяц своей жизни в одиночку. Он охотился на диких животных и тренировался каждый день с одной целью, чтобы отомстить.. И как то в один день когда он спал возле костра, неподалеку раздался грохот. Нервно вскочив и взяв свой меч Байли Чжишуй быстро собрался и побежал на звук взрыва. Это была другая деревня с мирным поселением людей которые никого не трогали и просто жили в своих домах. Пригнувшись Чжишуй подходил все ближе и ближе чтобы понять что происходит и в моменте он увидел что какие то солдаты в черной форме поджигают палатки, дома и загружают в повозки еду что эти люди своими силами собирали и выращивали. Чжишую стало страшно, он лежал в траве и смотрел с пригорка как эти варвары крадут еду, сжигают дома и убивают не повинных людей. Его ноги дрожали от страха. И он сказал сам себе " Помоги им трус!" но не мог шевельнуть и пальцем. Как вдруг он увидел что из одного дома вышли три солдата и один из них был Генерал Ху Линьюнь. Сердце Чжишуя забилось очень быстро, у него помутнело в глазах и отнелись руки и ноги и тут он услышал чей то голос, который говорил ему "Убей" Внезапно Чжишуй встал на ноги и спрыгнул с пригорка вниз ко всем солдатам. Все обратили на него внимание и просто замерли не понимая что происходит. Генерал Ху Линьюнь наблюдая из далека, сказал "А это еще что за клоун?" Чжишуй не мог контролировать тело он просто стоял и не двигался. Его тело было покрыто красным пламенем. Держа свой меч он ухмыльнулся и сказал: "Потанцуем?"

    VII. Демон. Конец.
    Где я? Что со мной? Сказал Чжишуй блуждая в темноте. Он бежал и пытался найти выход но все безуспешно. Остановившись Чжишуй пригляделся и в далеке увидел белый свет, но не успев добежать до этого света он услышал грозный голос " Cтой малец, куда это ты собрался?" В ответ Чжишуй ответил крутясь на месте "Кто ты?? Выпусти меня отсюда!" голос сказал "Я помогу тебе малец, ты же хочешь отомстить за свою сестру? Я дам тебе свою силу вновь как делал это раньше и мы освободимся." Ухмыляясь сказал демон. Чжишуй спросил голос "Что ты имеешь ввиду под освобождением?" Как вдруг земля затряслась, Чжишуй начал чувствовать что что-то не так он начал терять себя и свой разум, внутри себя он перестал контролировать свое тело и идти от света в более гущую темноту. Из далека он услышал голос, до боли знакомый, который кричал ему "Братик! Братик! Вернись! Оглянувшись с трудом назад сквозь слезы он увидел в белом свете свою сестру.. Это была Байли Яо. Превозмагая боль, страх он собрал все свои силы, развернулся к белому свету и начал шагать. Демон пытался контроливать его тело и разум. Но Чжишуй крикнул "Я не сдамся!!!" и прошел сквозь белый свет.
    Был сильный дождь, открыв глаза Байли Чжишуй увидел что все вокруг мертвы, в его руке был меч, а сам Чжишуй был в крови, но это была не его кровь а кровь его врагов. На земле лежал Генерал Ху Линьюнь, прикрываясь руками он кричал "Пощади!!!" Чжишуй был в ступоре, он не понимал что произошло. И начал опускать меч и ослаблять хватку как вдруг Генерал Линьюнь достал нож и пырнул Байли Чжижуя в живот. Истекая кровью Чжишуй начал отходить назад, а Генерал Ху Линьюнь встал на ноги и начал ухмыляться и говорить "Ты такой же слабый как и вся твоя семейка!!" Чжишуй из последних сил поднял свой меч вверх и кинулся на Генерала проткнув его своим мечом. Cтоя под дождем и оба истекающие кровью Чжишуй сказал ему последние слова "За мою семью.."
    Упав на землю, мирные граждане кто остался в живых подбежали к истекающему кровью Байли Чжишую пытаясь ему помочь но уже было поздно..
    Держа за руку свою сестру, находившись рядом со своим братом и отцом он улыбался и был по настоящему счастлив.
    С тех пор спустя много столетий жители Идеального мира отстроили на месте этой деревни город под названием "Город Драконов" а в память семье Байли и самому Байли Чжишую что защитил народ во время войн, насилия и грабежа, создали четыре пямятника которые находятся в центре этого города. В память Байли Фэнзян, Байли Яо, Байли Бэйчжань и Байли Чжишуй.
    Последний раз редактировалось art243; 21.11.2020 в 15:23.

  7. #7
    У наставника Alouede на дне Реки Малиновок
    Регистрация
    26.05.2019
    Сообщений
    4

    По умолчанию



    Байли Чжишуй был убит горем. Оплакивать погибшую сестру он решил в уединенном месте, подальше от людских взоров. Выбор его пал на далекие горные массивы, считавшиеся непроходимыми среди людей. Найдя уединенную пещеру, он сотворил для Байли Яо величественную усыпальницу, инкрустированную самоцветами.
    - Лучшее, для драгоценного нефрита. – улыбнулся Байли Чжишуй, бережно укладывая тело сестры в гроб.
    Едва скрыв крышкой гроба лицо сестры, Байли Чжишуй принялся сдирать с тела талисман, вырезанный монахом.
    - Проклятая картинка! Не будь ее, я бы смог защитить сестру! – кричал он, сдирая с тела куски кожи.
    Так, обуреваемый яростью и горем, Байли Чжишуй провел последние часы, до того момента, пока последнее из семи начал – Жизнь, не покинуло его искалеченное тело.
    Шли годы, воины, что служили с Байли Чжишуем, возвращались домой и рассказывали в родных селениях истории о своем командире.
    Со временем рассказы становились легендами и обрастали все новыми и новыми невероятными подробностями.
    1427 год по летоисчислению Идеального Мира ознаменовался расцветом людской расы. Технологии, магическая наука, искусства, все развивалось столь стремительно, что люди начали потихоньку осваивать неизведанные места.
    Так, однажды, путешественники забрели в те горные массивы, что навсегда укрыли легендарного Байли Чжишуя и его бедную сестру от посторонних глаз. Скрываясь от порывов ледяного ветра, царапающих лицо колючими льдинами в кровь, путешественники укрылись в пещере, что служила пристанищем наследниками Байли.
    - Смотрите, сколько тут драгоценных камней! – изумился один из членов группы, оттирая украшавшие саркофаг камни от вековой пыли.
    - Это чья-то могила. – верно подметил лидер группы, в тайне радуясь тому, что вернется домой не с пустыми руками.
    - Могилы разорять негоже! – попенял самый старший член группы, приходящийся дядюшкой лидеру.
    Да вот только кто стал слушать старого хромого вояку, что подвязался в поход, дабы присмотреть за сумасбродным племянником?
    Сколов при помощи кирки один из самых крупных камней с саркофага, расхититель не успел даже порадоваться своей добыче, как был разрублен на две равные части неизвестно откуда взявшимся мечом.
    Вслед за мечом явился огромный, едва помещавшийся под сводами пещеры, воин в боевом облачении полководца.
    - Как посмели вы прикоснуться к усыпальнице прекрасной Байли Яо?! – взревел воин, подхватывая висящий в воздухе меч. – Вас прислал генерал Ху? Он все никак не оставит меня и мою сестру в покое?
    - Мы не знаем никакого генерала Ху. – медленно отступая, произнес старый вояка, припоминая старую легенду, что слышал когда-то от своего деда.
    В той легенде генерал Ху был плохим человеком. Из-за него пострадали единственные наследники славного рода Байли.
    - Я обещал, что вернусь и поквитаюсь с Ху Линъюнем. – не слушая людей, продолжал вновь пробудившийся Бесстрашный полководец, что использовал мысли, ставшие оружием.
    - Он убил его. Он его убил. – принялся выть лидер группы, отойдя от шока.
    Едва Бесстрашный полководец обратил свой взор на кричащего, как меч, вырвавшись из его рук, отсек крикуну голову.
    - За что? – упав на колени, вопросил старый воин. – За что ты обратил свой гнев на мою семью, легендарный Байли Чжишуй?!
    «Байли Чжишуй» - фраза, заставившая Бесстрашного полководца пуститься по дорогам памяти.
    Извиваясь, они вели его к прошлой жизни. К жизни, когда он был человеком и носил это имя – Байли Чжишуй.
    - Жив ли Ху Линъюнь? – обуздав жажду крови, начало Ужас, усмирило Мысль.
    - Ху Линъюнь это герой легенды, так же как и Байли Чжишуй. – покорно ответил воин, все также стоя на коленях.
    - Ошибаешься! – воскликнул Полководец. – Ты! Я отпущу тебя, и пусть все знают, что Байли Чжишуй не вымысел. Передай всем, кого встретишь на своем пути, что усыпальница прекрасной Байли Яо охраняется непобедимым Бесстрашным полководцем, а от потомков семьи Ху я жду гонцов с богатыми дарами. Если семья Ху никого не пришлет к завершению лунного цикла, я сам приду за ними.
    Отпустив старого воина, Бесстрашный полководец остался наедине с телом давно погибшей сестры.
    Не зажившие раны души возродили еще одно из начал. Так Скорбь обрела иллюзорную плоть.
    К концу лунного цикла, как раз тогда, когда луна начала убывать, пещеру посетили слуги семьи Ху. С собой они принесли сундуки с золотом и камнями. Глава семьи, являющийся внуком генерала Ху Линъюня, повелел задобрить злой дух несправедливо погибшего Байли Чжишуя.
    - Зачем мне золото и камни?! – перевернув сундуки, воскликнул Бесстрашный полководец, пока Скорбь и Мысли прятались в тени. – Мне нужна кровь семьи Ху! Только ей я смою свое проклятье!
    Услышав слово «кровь», Мысли, как цепной пес сорвались с цепи, и понеслись прямо на слуг.
    - Не нужно! – загородив слуг собой, в пещере появилось последнее начало – Жизнь.
    Словно насмехаясь над бедным Байли Чжишуем, это начало избрало себе иллюзорную плоть как две капли воды похожую на Байли Яо.
    - Мы хотим, чтобы семья Ху построила в нашу честь гробницу, какой на свете больше нет. Пусть весь мир знает, что семья Ху кается за свои грехи, пусть все видят, что семья Байли невинные жертвы коварства бесчестного Ху Линъюня. – внесла Жизнь свое предложение.
    Подумав, иные начала согласились, ведь иметь свой дом лучше сиюминутной мести.
    И в старой пещере закипела работа, щедро оплаченная семьей Ху.
    Над строительством гробницы трудились сотни лучших мастеров, украшая ее так, как того хотели четыре начала. Спустя десятилетие гробница была построена: каждому из начал предназначался свой, особый зал, а чтобы они не мешали друг другу, разделяли их залы поменьше, оставленные как дань началам потерянным. Усыпальница Байли Яо и истлевшие кости Байли Чжишуя перенесли в центр гробницы, в самый большой и богатый зал.
    К сроку сдачи работ, в гробницу явился правнук Ху Линъюня, ставший к тому времени главой семьи.
    С почетом и уважением возлагая благовония на алтарь центрального зала, глава семьи Ху отчитался о проделанной работе перед четырьмя началами. Приняв покаяние от главы семьи Ху, четыре начала вернулись в свои залы, а правнук, унаследовавший свой нрав от генерала Ху, едва покинув гробницу, повелел активировать ловушки, расставленные в пустых залах и запечатать гробницу талисманами.
    Так, появилась новая легенда, легенда о гробнице шепотов, где обитают четыре начала, получивших иллюзорную плоть.

  8. #8
    У наставника u_51b2d7b0bc на дне Реки Малиновок
    Регистрация
    14.02.2020
    Сообщений
    1

    По умолчанию

    Байли Чжишуй мчался по бескрайним просторам земель, его мысли метались от проклятия до прощения от севера и юга,
    это продолжалась от восхода и до начала захода северной звезды, чья яркость и белизна не могла ни с чем сравниться.
    И в последний миг захода серверной звезды, когда последние яркие лучи доходили до него, он заметил поникшим взором
    горы проклятых, в чьих глубинах давно покоились демоны огня и драконов.
    Он вспомнил рассказ от родителей о демонах и временах драконов которые, давно исчезли с континента и покоились в глубинах гор.
    Демоны в древние времена поглощали души и тела проклятых и слабых душой. Борьба продолжалась долгие века пока с континента
    не исчезли все, кто был с черной душой, демоны поглотили всех их не оставив даже воспоминаний о них.
    Оставшись без подпитки, демоны уснули в глубинах подземелья, как и их драконы превратились в каменных стражей залов подземелья,
    через которые не мог проникнуть не один смертный. И только те у кого появлялась в душе страшные и черные мысли могли проникнуть
    в лабиринты подземелья демонов.
    У Чжишуй появилась ужасающая мысль направится в земли демонов, пока он не понимал, что влекло его в огненные глубины подземелий гор,
    он мчался в безрассудство и вел его нескончаемый гнев и предательство, все перемешалось в клоаке мыслей про месть.
    В нем боролись начало и конец, светлое и темное, инь и янь.
    На горизонте появились уродливые очертания пугающих черных пиков гор, сквозь которые доносилось эхо пронизывающее страхом все тело,
    все это будоражило и путало все мысли которые могли довести до безумия. Приблизившись к горам демонов Чжишуй долго метался
    от одного пика гор к другому пока в конце концов не обнаружил вход в пещеры демонов.
    По краям входа замерли окаменевшие драконы чей вид ужасал и мог обернуть в бегство любую заблудшую душу подальше от этого места.
    В центре прохода просматривались надписи, которые словно весели в тумане прохода, они бликовали какими то невиданными и мрачными
    оттенками, в надписи не узнавались слова - это был язык древних, видимо надпись предупреждала о чем то страшном.
    Чжишуй направился в самый центр прохода, но что то отбросило его, ударив невероятно силой, он пытался снова и снова
    прорваться сквозь невидимую стену и его гнев все больше и больше поглощал разум. Он не понимал, что это была сила его предков
    которая оберегала его от безрассудства бросится в демонскую пучину. Чжишуй не мог остановиться уже, он бился и бился в эту стену,
    и в последний момент, когда гнев и месть поглотили его разум, стена рухнула и его помчало в самые глубины демонских подземелий,
    теперь в нем не осталось воспоминании предков, остались одни черные мысли о мести.
    Его тянула невидимая сила в самую глубь подземелья. Обширные залы подземелья блестели бликами огня отражающегося в безумных
    драгоценностях и поражали красотой. По все сторонам то тут то там виднелись стражи - окаменевшие драконы, с которых постепенно начинала
    осыпаться каменная пыль и они начинали двигать освободившимися конечностями пока полностью не освобождались.
    Постепенно его разум начал меняться ведь в его руках была душа Яо. Душа Яо пыталось кричать Чжишуй и остановиться,
    но Чжишуй не слышал ее и мрачные мысли и гнев влекли его в самые глубины. Приблизившись к центру подземелья он увидел океан
    раскаленной магмы, бурлыкающей клоаке, из которой возникали языки пламени и изрыгались страшные огненные лики всех кого поглотили
    в прошлом демоны. На поверхности океана высвечивали неведомые им иероглифы, он бросился в самую глубину океана вместе с душой Яо,
    в этот момент произошел огромный выброс энергии сопровождающийся громадным грохотом, брызги магмы разлетевшись по бескрайним концам
    подземелья осветили каждый уголок и разбудили всех демонов.
    И тут началось… В стенах начали появляться трещины, через которые прорывались уснувшие демоны, их страшные лики не смогли
    бы оставить в спокойствие ни одну душу. Все металось и тряслось. Оголодавшие демоны мчались к центру подземелья оставляя за собой следы
    ядовитого тумана, в котором погибало бы все живое если бы попалось на пути. Освободившиеся драконы взмывали вверх и мчались следом
    за демонами, они изрыгали пламя из страшных пастей от которого казалось горели сами каменные стены залов подземелья.
    Души Чжишуй и Яо казалось метались по все площади огненного океана вздымая вверх брызги огненной магмы эта был борьбы черного
    и белого, инь и янь. В этот момент демоны и драконы приблизились к океану, но почему то не кидались в пучину борьбы по видимому
    в ожидания конца. Огромная армия демонов и драконов окружила океан огромной цепью и только вибрировала в ожидании.
    Только меч который был у Чжишуй, который уже ему не принадлежал метался со стороны в сторону разделяя души Чжшуй и Яо пока
    в конце концов все не слилось, а сам меч слился вместе с ними не дав им смешаться в что то серое. И когда все улеглось в центре океана
    появился огромный шар в котором узнавалась древняя сила – инь и янь. Демоны не могли поглотить образовавшийся шар.
    В этот момент драконы взмыли вверх и разорвали свод подземелья, через который они и демоны вихрем летели на своду.
    Проснувшись и освободившись демоны мчали во все стороны земель, они чуяли черные души которые сейчас поглотят.
    Находясь в своем замке генерал Ху Линъюнь ощутил ужасную дрожь в теле, предчувствие его не подводило. Он вышел на террасу
    замка и заметил вдалеке черную, надвигающуюся мглу из демонов и драконов которые приближались все ближе и поглощала все относящееся
    ко теме и мраку. Он понял, что совершил ошибку и сами древние боги накажут его за деяния.
    Вся стража металась в страхе по замку, кто ты пытался сбежать, а кто то спрятаться. Сам Ху Линъюнь уже понял, что ему не уйти
    от возмездия, он вытянул руки к надвигающейся тьме в ожидании когда его поглотят.
    С верху обратив взгляд на замок можно было увидеть как тьма демонов поглощало все в округе и как исчезал облик замка и сам
    Ху Линъюнь.
    Наступал рассвет и демоны поглотив все темные души и тьму улетали назад в свои мрачные подземелья черных гор, засыпая в их стенах,
    а драконы возвращались на свои места окаменелых страж.
    Все стихло и только взошедшая над землями звезда светила так же ярко и безмятежно.
    И теперь те смельчаки, кто посмеет проникнуть в подземелье, пройдут все залы и ловушки, достигнув до пламенного океана получат
    непобедимую силу шара ИНЬ и ЯНЬ, позволившую стать им одними из самых лучших в северных землях и возможность побеждать
    предательство и несправедливость.

  9. #9
    У наставника u_9706955606 на дне Реки Малиновок Аватар для u_9706955606
    Регистрация
    27.02.2018
    Сообщений
    1

    По умолчанию

    ***

    Паря в небесах и держа в руках тело убитой сестры, Байли Чжишуй больше не мог сдерживать одно из своих животных начал «Отчаяние». Мир вокруг утратил былые краски, мрак заполнял душу. У кратера спящего вулкана Дубир он дал обещание себе что отомстит за все то зло, которое упало на его плечи, отомстит за свою сестру и наставника.

    Блуждая в округе Байли Чжишуй наткнулся на пещеру, вдали от мира людей, скрытую от чьих либо глаз. Воздух вокруг был заряжен частицами кристаллов, время здесь остановилось.

    Лицо Байли Яо было бледным как мрамор, одеяния пропитаны кровью. Она не заслужила на подобный конец. Сердце у Байли Чжишуй было розбито.

    Зайдя в пещеру Байли Чжишуй поразился ее впечатляющими размерами, казалось бы непримечательная снаружи но внутри размер ее был сопоставим с целым городом. Пещера была богата на различные виды камней, минералов и кристаллов. Редкие растения украшали все вокруг, атмосфера была просто волшебной.

    Вернув контроль над своей блуждающей душой Байли Чжишуй посмотрел еще раз на лицо сестры. Он решил что это место может стать для нее последним пристанищем, где ничто и никто больше не потревожит ее.

    ***

    Приняв решение облагородить усыпальницу для Байли Яо, Байли Чжишуй нанял искусных мастеров со всех уголков идеального мира, людей чьи предки построили такие удивительные места как Город Мечей, Крепость-Компас и Селение Единорога, которые передали свои знания потомкам.

    Месяцами люди трудились над тем что бы превратить пещеру в благородную усыпальницу, достойную сестры Байли Чжишуй. Огромные залы украшали скульптурные фризы и барельефы, по меньшей мере сотня статуй. Гигантские статуи представителей династии в проемах колоннады изумляли своей утонченностью и величием. Природные фонтаны в одной из комнат извергали потоки воды из подземных рек, питая ею десятки редких различных видов цветы и травы.

    Сама же комната в которой покоиться Байли Яо была меньше чем остальные, но в ней прекрасно помещалась ее статуя, которую в скорее прозвали «Танцующая статуя девы Яо». Помещение было украшено различными видами разноцветных драгоценных камней, музыкальные инструменты с наложенными на них заклинаниями играли спокойные мелодии.

    Работа над усыпальницей кипела, еще очень многое предстояло сделать. Блуждающая душа Байли Чжишуй на некоторое время успокоилась, полностью поглощенная возрожденным разумным началом «Желанием» и «Заботой».

    ***

    Спустя пол года слухи об усыпальнице разлетелись по всему идеальному миру, их не смог обойти стороной и Син Цзюньхао – тот самый предатель, один из виновников в смерти Байли Яо. Вместе с генералом Ху Линьюнь и небольшим отрядом – они отправились в западные земли, что бы отыскать ту самую пещеру. И долго искать не пришлось.

    Вход в величественную усыпальницу поражал своей таинственностью. В объятьях статуи Байли Яо он манил путников зайти внутрь и отдать дань уважения владелице.

    Однако Син Цзюньхао и Ху Линьюнь преодолели свой путь не для этого.

    Будучи однажды влюбленным и отвергнутым Ху Линьюнь желал разрушить все что было связано с Байли Яо и Син Цзюньхао поддерживал его в этом, поскольку зависть не давала ему покоя с тех самых пор как он встретил на своем пути семью Байли.

    Вытащив меч из ножен Ху Линьюнь отдал приказ отряду убить всех кто станет у них а пути. Напуганные строители так и закончив свою работу убежали прочь, зная какая участь на них ждет в противном случаи.

    Остался только Байли Чжишуй. Он сидел со своим мечем в комнате сестры, помня о своем обещании отомстить. Мелодия музыкальных инструментов больше не успокаивала его душу.

    Когда Син Цзюньхао и Ху Линьюнь вошли в комнату он поднял на них свой мрачный взор.

    - Я ждал тебя, но ты так и не вернулся, - усмехнулся Ху Линьюнь.

    Байли Чжишуй все так же продолжал молчать.

    - Это место поистине будоражит сознание, жаль что после нас тут камня на камне не останется, - сказал Син Цзюньхао прячась за спиной у Ху Линьюнь и добавил:

    - Так и будешь сверлить меня взглядом или наконец-то встанешь и примешь бой?, – он знал что с перерезанными сухожильями Байли Чжишуй не сможет дать отпор, однако на его удивление тот поднялся с места все еще держа в правой руке меч, левой же вытащил кинжал.

    - Я удивлен! Что это за магия? Впрочем неважно, тебе не выстоять против целого отряда! Твои попытки ничтожны, - эти слова звучали достаточно уверенно, однако проблеск страха в глазах Син Цзюньхао сложно было не заметить.

    Все же Син Цзюньхао знал что Байли Чжишуй искусный воин, командир и ученик Мо Жаньюня – тот кем он сам всей душой хотел когда-то стать.

    - Я обещал что отомщу за смерть сестры и наставника, и вот этот день настал. Я рад что вы сами пришли сюда встретить свою смерть! – кинжалом, который держал в руке Байли Чжишуй вылезал со своей груди изображение талисмана что сдерживал его блуждающую душу.

    «Скорбь», «Ужас», «Гордыня», «Мрачность», «Обида» и «Отчаяние», все животные начала притупили разумные «Заботу» и «Желание». Они наделили Байли Чжишуй безграничной силой, которой нет равных. Спустя мгновения он убил отряд прибывший с Син Цзюньхао и Ху Линьюнь, последних же оставил стоять в недоумении и ужасе. Узрев силу Байли Чжишуй они не смогли выдавить с себя и звука, стоя в оцепенении.

    - Как ты там говорил? Убить тебя было бы слишком просто?, - взгляд Байли Чжишуй не смотря на все выпущенные им начала не отображал ничего.

    Син Цзюньхао и Ху Линьюнь ощущали как сама бездна всматривается в них. Это был не конец. Начало пыток длинной в вечность. Такой исход ждал предателей.

    Последний раз редактировалось u_9706955606; 21.11.2020 в 20:09.

  10. #10
    У наставника salamand житель Идеального Мира
    Регистрация
    15.12.2012
    Сообщений
    1

    По умолчанию

    VI. Отречение. Печальный искатель.
    Чжишуй не считал дней, что провёл в полёте, не чувствуя рук и ног. Перед глазами его проплывали поля и леса, но видел он только лицо мёртвой Байли Яо. Снедаемый виной и скорбью, Чжишуй ничего более не желал, как исполнения воли сестры - пусть и посмертно.
    Обогнув знакомый утёс, Чжишуй приземлился у ворот дома Байли и, подняв на руки тело Байли Яо, понёс его к могиле Байчжаня. Только юноша взялся за лопату, как начался бурный ливень. Превозмогая адскую боль, Чжишуй зарыл Байли Яо рядом с её возлюбленным. Еле живой, бывший командующий упал в грязь и из последних сил заполз под дерево камелии.
    Дождь кончился, солнце почти зашло за лес. Промокший Чжишуй не шевелился. Слеза прокатилась по его щеке. Месть уже не имела для него большого значения, вытесненная ‘Скорбью‘. Печальный мудрец пробудился и не оплакивал смерть, но сожалел о жизнях, омрачённых страданиями и потерями.
    Светило ушло, его заменила луна. В её свете Чжишуй увидел сияющие силуэты над могилами Байчжаня и Байли Яо. Цепляясь за дерево, юноша поднял себя на ноги и приблизился, всмотрелся в фигуры.
    “Я виноват. Во всём этом я виноват”, - Призрак Байчженя схватился за голову. - “Мне нужно было просто умереть за него. Просто… умереть…”
    “Чем я заслужила такую участь?” - с тоской спросил другой дух. Мёртвая Байли Яо закружилась, и платье танцовщицы на ней вспыхнуло ярче. - “Я лишь хотела танцевать для любимого. Танцевать вечно.”
    Чжишуй растерялся, не зная, что сказать, что сделать. А призраки только теперь заметили один другого.
    “Байчжань!”
    “Байли Яо!”
    Каждый сделал шаг навстречу, они обнялись.
    “Я так долго ждал тебя…”
    “Мы сможем уйти вместе. Наконец...”
    На лицах влюблённых расцвели улыбки. Чжишуй шагнул к ним, ведь он так и не смог проститься ни с одним из них.
    Призраки вместе повернули к нему головы, и юноша похолодел.
    “Это ты! Ты во всём виноват!”
    “Чем мы заслужили такое?!” - вторила Байчжаню Байли Яо.
    “Н-но я ничего не мог сделать! Отец… я убил всех врагов до последнего, но было поздно! А Син Цзюньхао… откуда я мог знать?”
    Его слова нисколько не тронули призраков.
    “Будь ты проклят, блуждающая душа! С самого рождения ты только и делал, что отнимал жизни!” - вскричал Байчжань.
    Серебристое лезвие сорвалось с его руки и прошило Чжишуя насквозь. Тело его наполнил лютый холод. Обездвиженный, он упал на землю и не почувствовал удара. ‘Страх’ покинул его, ибо только теперь Чжишуй по-настоящему не боялся умереть.
    “Тебя не должно быть здесь! Зачем ты родился, чья ты оболочка?!”
    Лунный клинок Байли Яо вонзился в горло Чжишуя, не оставив следа, но пронзив саму его душу. ‘Печаль’ навсегда растворилась, не найдя места в человеке, от которого отреклись самые дорогие ему люди.
    Призраки исчезли. Они воссоединились в смерти и, верно, будут счастливы, где бы ни оказались. Так думал Чжишуй, однако ни радость, ни печаль, ни злость не наполнили его сердце. Вместо них в него змеёй проскользнула ‘Задумчивость’.
    “Что я сделал?” - размышлял Чжишуй, пока его неподвижное тело отдавало земле последнее тепло. - “В чём я виновен? Разве это я достоин осуждения, а не люди, что творят зло? Неужели я хуже насильника, хуже предателя?”
    “Нет. Горечь затмила зрение несчастного Байчжаня, моей бедной сестры. Я докажу. Я знаю, что делать.”
    Эта мысль придала юноше сил. Энергия жизни пронзила Чжишуя, вернула ему способность двигаться, залечила перерезанные сухожилия. ‘Задумчивость’, ныне его яркий маяк в темноте, коснулась его ‘Невежества’. Так появился Слепой искатель: путник, лишённый глаз, что нащупал нить нового пути, когда надежды уже не осталось.

    VII. Кровавая бойня. Торжество мести.
    Превосходящие силы сидов продвигались всё глубже в земли людей. Смертоносны были их боевые построения даже для воздушных войск, ведь в небе крылатым потомкам богов по-прежнему не было равных. Генерал Ху Линъюнь не был первым среди тех, кто начал отступать, но не был и последним.
    И он опоздал: сиды отрезали пути к основным силам людской армии. Единственная свободная дорога проходила у дома Байли - довольно неплохой позиции для обороны. Однако даже далёкий от простых солдат генерал слышал слухи о проклятии семейства Байли и Бездушных, заполонивших его пустое поместье.
    Ху Линъюнь видел тревогу в глазах разведчиков и залепил пощёчину тому, что трясся сильнее других. Высмеяв их пустые страхи, генерал скомандовал отход к дому Байли.
    Ху Линъюнь гнал солдат, как одержимый, чтобы вырваться из “котла”. И добился своего. Стены дома Байли показались на холме, обещая хоть какую-то защиту. Рядом возвышался утёс, с которого можно было застать врасплох снизившихся к поместью врагов. И - никаких следов Бездушных.
    Казалось, удача была на стороне людей. Но не успели они добраться до спасительных стен, как сверху полился дождь из стрел — несколько отрядов сидов настигли их. Занявшие утёс стрелки Ху Линъюня открыли ответный огонь, но крылатые вычислили позицию людей и атаковали, не оставив в живых никого.
    Генерал вместе с несколькими воинами полетел навстречу врагу, и в голове его билась лишь одна мысль: “Только не так!”
    И тут раздался рёв - такой громкий и свирепый, что мог бы принадлежать дракону. Ху Линъюнь, преодолев испуг, не обернулся: он уже почти настиг лучника, что прицеливался ему в грудь…
    Ху Линъюня сбили с меча, и он с воплем понёсся вниз. Однако чья-то рука подхватила его, словно котёнка. У самой земли генерала отпустили; оглянувшись, он увидел улетавшего на мече человека, в котором узнал Байли Чжишуя.
    Юноша взмыл ввысь, к построениям сидов. А в них тем временем царила непонятная суматоха. Люди, что уцелели, сражались наравне с… чудовищами. Со стен и крыши дома из огромных грубо стёсанных луков стреляли тигры-лучники. Огромные крылатые волки, шумно взмахивая крыльями, разбивали ряды сидов. А с утёса на потомков богов прыгали ящеры и безошибочно хватали их, разрывая прямо в падении.
    Посреди всего этого безумия Чжишуй с равнодушной жестокостью разил врагов мечом.
    К наступлению ночи враг был разбит. Осколки отрядов крылатых поспешно улетели прочь. Люди Ху Линъюня собрались вокруг него, направив оружие против Бездушных — те быстро окружили их, шипя, рыча и скалясь в насмешке. Чжишуй спрыгнул с меча спиной к чудовищам, и те вдруг умолкли.
    “Ху Линъюнь! Сегодня я спас тебя и твоих людей. С такой же лёгкостью я могу перебить всех вас, так что отвечай честно! Ты помнишь Байли Яо?”
    Генерал промолчал.
    “Ты помнишь мою сестру?”
    Солдаты рядом с ним зароптали. Среди них были свидетели трагедии, что произошла той ночью.
    “Я помню, и я… Мне нет оправдания.”
    Байли Яо не была первой, взятой им насильно, не была и первой, кто пребывал при этом в беспамятстве. Ху Линъюнь не чувствовал себя виноватым: он воевал, воевал неплохо и считал, что мог позволить себе несколько слабостей. Но Чжишую генерал этого, разумеется, не сказал.
    Юноша кивнул.
    “Истинно так. Нет и не будет.”
    На его лице, освещённом луной, было выражение холодной решимости.
    “Сразись со мной, Ху Линъюнь. Твоим людям будет дарована жизнь. И тебе… если победишь.”
    “Я тебе не верю.”
    “Из нас двоих не я, а ты - насильник и негодяй! Прояви хоть каплю достоинства и прими мой вызов!”
    У Ху Линъюня не осталось выбора. Они встали друг напротив друга. Генерал видел в глазах юноши свою смерть, знал, что проиграет, даже превосходя его в опыте и умении. Но всё равно шагнул ему навстречу.
    Всё закончилось быстро.
    Чжишуй посмотрел на тело пронзённого им Ху Линъюня - и не ощутил покоя. Чего он добился, что он оставил после себя? Только смерть. Понимание этого рассеяло обман ‘Задумчивости’. Лишь три начала - Бесстрашный полководец, Печальный мудрец и Слепой искатель - остались с ним, холодные, ненужные оболочки.
    Чжишуй повернулся и скрылся за стенами, что когда-то охраняли его детство. Вслед за ним устремилась подконтрольная ему орда молчаливых чудовищ.
    Потрясённые исходом, солдаты направились прочь, оставляя земли Байли на волю Бездушных и неумолимо летящих веков.

    VIII. Мольба.
    Гость трудился над своим творением с усердием и заботой. Не жалел он ни сил, ни времени, что текло подобно беззаботной, мягко журчащей реке.
    Плоды своих трудов Гость окрестил “Обителью Жизни”. Но его слуга сказал, что могучих героев не привлечёт место, в названии которого нет тёмной тайны, и предложил на замену иное. Гость не возражал, ибо любой из его помощников понимал смертных лучше, чем когда-либо смог бы понять он сам.
    Он улыбался, осматривая то, что слепил своими руками и душой. Роскошные дома и мосты, элегантные статуи. Цветы и переливающиеся кристаллы. Гость обходил свои владения раз за разом, избегая глядеть лишь на приставленных к этим залам хозяев. И ещё на воду: в ней отражалось лицо, которое ему более не принадлежало.
    Наконец Гость, подогнув колени, сел в центре поляны посреди цветущих трав и щедро разбросанных богатств. Тем, кому откроется история его обители, он был готов отдать многое и лишь одно попросил бы взамен. Гость коротко вздохнул.
    “Почему? Что я сделал неправильно?”
    Под его взглядом травы замерли, шелест стих, и не последовало никакого ответа.
    Тогда Бейтхон Бинь, Грустный Гость, Бог-Оболочка, закрыл глаза и приготовился к долгому ожиданию.
    Последний раз редактировалось salamand; 22.11.2020 в 10:01.

+ Ответить в теме
Страница 1 из 4 1 2 3 ... ПоследняяПоследняя

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения